В русской науке

В русской науке

В русской науке оказывается не считая восхитительных открытий и очевидных достижений время от времени черте что происходило и даже служебные романы случались. Если б не месткомы, следящие за нравственностью прямо до длины юбок секретарей…

Итак вот в одном академическом, можно сказать, НИИ (Научно-исследовательский институт — самостоятельное учреждение, специально созданное для организации научных исследований и проведения опытно-конструкторских разработок) в годы перестройки помер старенькый директор, академик, заслуженный человек, лауреат, орденоносец и совершенно. Похоронив шефа, уволилась потаенно влюбленная в него 50 с излишним лет и потерявшая смысл жизни секретарь. Длительно ли, кратко ли там у нас все происходило история не сохранила, но назначили на пост юного директора. И не попросту назначили, а методом прямых выборов с потаенным голосованием коллектива в качестве опыта.
Без всякого руководящего опыта, обыденный завлаб с научными амбициями и таковой сложной темой докторской диссертации, что я ее не выговариваю. При всем этом мой диплом именовался «разработка технологии производства криолита с исследованием скорости коррозии за ранее напряженных аустенитно-перлитных сталей в одномольном растворе H2SO4 в критериях движения среды и знакопеременной теплопердачи».
Начал ученый управлять, а ему за это секретаршу на работу взяли. Прям как из карикатуры Крокодила на западный образ жизни. Ноги метра полтора, мозг, образование, зеленоватые глаза с чайные блюдца, широкие пояса заместо юбки, блондиночка. Таковая прекрасная, что на нее университетские мужчины помоложе специально прогуливались в приемную приобщиться к красивому, как в Третьяковку, университетские дамы тоже шастали недостаток какой-либо найти. Сошлись, к слову, на том, что дурочка – дурочкой. Посиживает, точеными наманикюренными пальчиками на клавиши пишмашинки «оливетти» нажимает, кофе растворимый начальнику таскает, попкой крутит и вся работа. Придя к такому выводу коллектив успокоился.
Начальник тоже на секретаря глядел. Хоть какой человек на нее бы в этом смысле внимание направил, если мужик. Даже издалека. А здесь совершенно трется, духами французскими пахнет. Он бы быть может и пристал, но что тормозило юного директора – это те же карикатуры из Крокодила, смешные рассказы шеф-секретарша и полузабыты моральный Кодекс строителя коммунизма. Так что целых полгода никаких поползновений, не считая того, что в след поглядеть, когда документы принесет и случаем в вырез заглянуть по дороге в кабинет. Так бы наверняка они и состарились, если б не одно происшествие.
Принесли директору к вечеру какую-то научную хрень в виде статьи на рецензию. Так научную, что совершенно одни дифференциальные уравнения с интегралами в области физической химии. Он эту хрень глядит и не нравится ему работа. А чем не нравится с первого взора не осознать, нужно разбираться. Решил днем. Оставил работу на столе, положил сверху собственный узнаваемый уже институту красно-синий карандаш и домой уехал.
Днем, как постоянно на секретаря скрытно зыркнул и на пространство прошел. И лицезреет, что оставленный им документ весь красноватыми каракулями исчеркан. Как как будто ребенок «неровной» рукою забавлялся. Пригляделся, вроде осмысленные каракули, неровные. Еще вник. Ба! Да от начальной идеи статьи совершенно ничего не осталось, поэтому что ошибки, но ошибки исправлены и эти исправления открывают такие перспективы, что страшно становится за потенциального противника. Вызвал секретаршу и с яростным видом:
— Кто бумагу карандашом разладил? – ну как малыша за набросок на обоях.
А та побагровела ужаснее карандаша, посинела никак его не ужаснее и с вызовом:
— Ну, я! недозволено же мимо таковой возмутительной глупости проходить, а вы подписывать собирались! И совершенно я кандидат наук, издавна к для вас на работу по данной теме желала, лишь вакансий не было, кадры секретарем порекомендовали, — и очами блюдечными еще хлопает на влажном месте.
Шеф здесь совсем остальным взором собственного секретаря уничтожил и гласит, что обязан ее уволить к чертовой мамы. А она ему…
Не, я фактически при всем этом разговоре не находился, лгать не буду, хотя во встречах результатов той беседы из роддома участвовал дважды. сейчас у их не считая кучи совместных научных достижений, лауреатства и членкорства двое взрослых деток с внуками. А в гостиной на стенке в серьезной рамке висит увеличенная копия карикатуры из Крокодила, где зарубежный буржуй пристает к сексуальной секретарше.

(С) Доверчивый

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *